Владимир Путин провёл встречу с работниками сферы здравоохранения (видео)

В ходе рабочей поездки в Санкт-Петербург Владимир Путин посетил Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А.Алмазова.

Встреча с работниками сферы здравоохранения
На площадке центра состоялась беседа главы государства с представителями медицинского сообщества, пациентских организаций, образовательных учреждений и врачебных ассоциаций России. Обсуждался широкий круг вопросов развития отечественного здравоохранения.
Перед началом встречи Президент ознакомился с работой медучреждения. Генеральный директор центра Евгений Шляхто продемонстрировал Владимиру Путину гибридную операционную, аналогов которой в России нет. Её оснащение позволяет сделать компьютерную томографию прямо во время операции. Одним из преимуществ гибридной хирургии является одномоментное выполнение несколькими бригадами открытых вмешательств в одной операционной, что сокращает продолжительность операции. При таком методе снижаются риски осложнений и сокращаются сроки пребывания пациентов в стационаре.
Национальный медицинский исследовательский центр (НМИЦ) имени В.А.Алмазова – одно из крупнейших научно-лечебных учреждений России, многопрофильный научно-клинический и научно-исследовательский медицинский центр. Центр оказывает многопрофильную специализированную, в том числе высокотехнологичную медицинскую помощь населению. Кроме того, НМИЦ проводит фундаментальные и прикладные исследования в различных областях медицины, осуществляет подготовку научных и медицинских кадров. Ежегодно медпомощь получают более 36 тысяч человек, в консультативно-диагностический центр обращаются свыше 170 тысяч пациентов.
* * *
Стенографический отчёт о встрече с работниками сферы здравоохранения
В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!
Надеюсь, вас тоже познакомили с центром, в котором мы находимся. Несмотря на то, что я имел прямое отношение в свое время к его созданию, развитию, всё-таки это производит сильное впечатление. Это как раз то, что нужно современной медицине: совмещение науки, образования, клиники – всё вместе, подготовки кадров. Замечательно! Причём совмещение разных направлений даёт такой удивительно высококлассный эффект.
Цель нашей встречи, такого, я бы сказал, медицинского круглого стола, вот в чём заключается. Если вы обратили внимание, в своем Послании Федеральному Собранию я говорил о приоритетных направлениях развития страны, и среди них выделялись несколько – это развитие инфраструктуры в широком смысле этого слова: транспорт, связь, образование и наука, высокие технологии и медицина.
Совершенно очевидно, что без здорового человека невозможно решить самую главную гуманитарную задачу и миссию государства, невозможно сделать жизнь человека продолжительной и качественной, невозможно решить ключевую задачу любой страны – и нашей в том числе: именно сохранение нации, развитие нации.
В современном мире здравоохранение становится – собственно говоря, не становится, а уже стало и экономической категорией. И дело не только в экономии средств на больничные листы, дело совершенно не в этом. Дело в том, что в современном мире главная движущая сила – это новейшие достижения в области науки, технологий, в современной технике, робототехнике, искусственном интеллекте. Не может эти задачи решать больной человек, просто не в состоянии. И в этом смысле на здравоохранении особая миссия, она становится комплексной.
Если вы обратили внимание, я уже встречался недавно с представителями транспортного комплекса в Москве, разговаривал недавно в Краснодаре с представителями сельского хозяйства и агропромышленного комплекса, с деятелями науки, с Академией наук мы встречались в Новосибирске. Перед тем как подготовить новое издание указов 2012 года, о которых вы помните, нам нужно будет, исходя из того, что сделано, исходя из задач, которые возникают сегодня, подготовить новые ориентиры. Так вот, встречаясь с людьми из разных сфер деятельности, конечно, мне хотелось встретиться и с представителями здравоохранения как отрасли, причём с теми людьми, которые занимаются практической работой.
Только что вышли мои поручения Правительству и Администрации, и начнётся подготовка конкретных указов по направлениям деятельности, по отраслям, в том числе и по здравоохранению, по медицине.
Мне хотелось бы с вами сегодня составить свободную, открытую беседу, хотелось бы послушать ваши соображения, ваши мнения, ваши рекомендации по поводу того, что и как, по вашему мнению, мы должны в ближайшее время сделать.
Если говорить о 2012 годе и об этих указах, то одной из важнейших составляющих являлся уровень заработной платы в сфере здравоохранения. Как вы помните, речь шла о том, что врачи должны получать ровно в два раза больше, чем в среднем по экономике в соответствующем регионе. Я знаю проблемы с совместительством, знаю, что не всё ещё сделано, но всё-таки движение есть, оно заметное, очевидное.
Что бы мне хотелось в этой связи сказать? Если бы не была так жёстко зафиксирована эта планка, то сегодняшнего результата точно бы не было, потому что когда нет ясного ориентира и чёткого указания по поводу того, что мы должны достичь, то это идёт в общем ключе. Как правило, на такие вещи не обращается особого внимания.
В этой связи хотел бы сказать и подчеркнуть, что по мере роста уровня заработной платы в экономиках вообще – региональных, конечно, – Правительство будет стремиться к тому, чтобы достигнутый уровень не снижался, а, наоборот, только шёл по восходящей. Это для начала.
Перед тем как мы начнём беседу по сути, я бы вот что хотел сказать. Как вы знаете, в России учреждена новая государственная награда – знак отличия «За наставничество». И мне очень приятно отметить, что такой знак за номером один вручается именно вашему коллеге – это ректор Самарского государственного медицинского университета академик Геннадий Петрович Котельников. Он выдающийся врач, настоящий учитель, наставник, подготовил более 80 ученых в области медицины, 25 докторов наук, воспитал целую плеяду замечательных врачей.
От души хочу Вас поздравить.
Диктор: Указом Президента Российской Федерации за заслуги в профессиональном становлении молодых специалистов и активную наставническую деятельность знаком отличия «За наставничество» награжден Котельников Геннадий Петрович, ректор Самарского государственного медицинского университета. (Аплодисменты.)
В.Путин: Геннадий Петрович, ещё раз Вас поздравляю, хочу поблагодарить за многолетний труд и пожелать Вам новых успехов.
Давайте начнём, пожалуйста, прошу Вас.
Е.Клещенко: Доброго дня ещё раз всем присутствующим! Я представляю Краснодарский край, Детская краевая клиническая больница, главный врач Елена Ивановна Клещенко.
Прежде всего, уважаемый Владимир Владимирович, должна сказать, что мы с большим энтузиазмом восприняли провозглашённое Десятилетие детства. Когда мы с коллегами разговаривали, решили, что это очень хороший знак для нашей отрасли.
Ещё хотела бы Вас поблагодарить за тот уникальный проект, который был в нашей стране запущен и уже практически завершён по строительству перинатальных центров. Мы попали в первую волну, и нашему перинатальному центру уже семь лет. И я считаю, что мы вносим немалую лепту в снижение такого показателя, как младенческая смертность: в Краснодарском крае за 2017 год он составил 4,3 промилле, мы очень гордимся этим показателем.
Нам кажется, что для осуществления качественного рывка вперёд в оказании помощи детскому населению, в снижении детской смертности, детской инвалидности послужило бы расширение внедрения высоких технологий в нашу отрасль. Но это потребует новых лечебных корпусов.
Знаю, что 17 регионов Российской Федерации вообще не имеют областных больниц, и дети получают медицинскую помощь во взрослых госпиталях, поэтому у меня такой вопрос – с надеждой, Владимир Владимирович: планируется ли по аналогии с перинатальными центрами строительство детских больниц?
И, если позволите, ещё один вопрос. Очень болезненная для нас тема, серьёзная – это недостаточное количество детских форм лекарственных препаратов. Как известно, педиатр, назначая лекарственные вещества, дозирует их – миллиграммы, миллилитры на килограмм массы тела, а масса тела наших пациентов может быть 500–600 граммов, 30–40 килограммов. Поэтому нехватка этих детских форм нередко осложняет и беспокоит врачей-педиатров. И мне бы очень хотелось, чтобы этот вопрос был рассмотрен на самом высоком уровне.
В.Путин: Елена Ивановна, во-первых, хотел бы обратить внимание на то, что в Краснодарском крае в целом медицина на хорошем уровне. Наверняка есть и свои проблемы, во всяком случае ваша краевая больница – это очень хороший пример того, как в регионах должна развиваться медицина. Всё у вас там есть. И работают очень хорошие специалисты, классные, хорошо оборудованы техникой. Я, честно говоря, когда познакомился с этим поближе, порадовался, что у нас в регионах такие центры создаются.
Что касается перинатального центра, он хоть и работает семь лет, но, Вы знаете, создавался непросто. В начале пути, как бы так помягче выразиться, были допущены определённые ошибки, которые пришлось исправлять в ходе работы, но всё-таки мы с этим справились. Собственно говоря, это хороший пример того, что на пути каждого очень правильного, доброго дела всегда возникают какие-то сложности. Нужно только не опускать руки, двигаться вперёд и добиваться результата. И, когда мы такие цели перед собой ставим, нам всегда это удается. Пример вашего перинатального центра – это очень хороший пример и доказательство этому тезису.
Что касается детских больниц, детских поликлиник и так далее. Вы наверняка слышали, я уже говорил об этом, наверное, два месяца назад, что мы на период 2018, 2019, 2020 годов специально по этому направлению, по вашему, для детей, будем выделять дополнительные средства на переоснащение детских поликлиник и поликлинических отделений больниц.
Это дополнительно по 10 миллиардов из федерального бюджета на протяжении вот этих лет, включая 2020-е годы. 1 марта этого года, если я не ошибаюсь, буквально недавно, Правительство уже выпустило соответствующее постановление.
(Обращаясь к главе Минздрава В.Скворцовой.) Вероника Игоревна, вышло постановление? Вышло, где уже предусмотрены субсидии 10 миллиардов на 2018 год. Я сказал – хочу повторить, это на переоснащение детских поликлиник и поликлинических отделений больниц.
Вы сказали о строительстве. В постановлении Правительства и в моём поручении не было строительства. В принципе можно добавить. Единственное, что меня очень смущает, хочу, чтобы я был правильно понят, не хочу никого обижать, просто боюсь, что эти деньги уйдут не в переоборудование, не в подготовку кадров и не в приведение в нужное состояние того, что есть, а в бесконечную стройку.
В рамках строительных работ усушка, утруска и пересортица – очень, к сожалению, труднопроверяемые вещи. Хотя, наверное, в некоторых случаях, где вообще нет ничего, нужно подумать, как это нужным образом организовать. Может быть, что-то и можно где-то построить заново; может быть, где-то совместить с имеющимися лечебными заведениями. Нужно проработать этот вопрос. Я в принципе не возражаю, но нужно быть только очень аккуратным с этими стройками.
Что касается детства, детей, я сказал, дополнительно по 10 миллиардов будет выделяться. В этом году это решение состоялось.
Теперь по поводу фармацевтических препаратов для детей. У нас же есть федеральная программа, так и называется «Фарма». Если там нет раздела, посвящённого детской фармакологии, странно тогда. Нужно добавить.
Нет такого раздела у нас?
В.Скворцова: Есть такой раздел. Сейчас зарегистрировано 640 лекарственных препаратов для детей, из них 79 имеют лекарственные формы только для детей, ежегодно пять-шесть новых мы регистрируем. И сейчас в процессе регистрации есть противовирусные, антибактериальные и другие препараты. Мы на это обращаем внимание и будем пополнять ежегодно обязательно.
В.Путин: Нужно, наверное, чтобы информация ещё доходила до лечащих врачей. Часто бывает так, что что-то появляется, но люди ещё не знают об этом.
В.Скворцова: Хорошо. Обязательно.
В.Путин: Так что это есть. Нужно только развивать. Будем дальше делать.
Пожалуйста, прошу Вас.
В.Жеребцова: Позвольте мне, Владимир Владимирович, поддержать свою коллегу. Жеребцова Валентина Александровна, тульский Центр детской психоневрологии.
Поддержать не только в части строительства и дооснащения детских больниц, но и детских центров реабилитации. Тем более что за последние годы очень много сделано в этом направлении, разработаны клинические протоколы ведения пациентов, профессиональные стандарты.
Очень много современных технологий пришло в детскую реабилитацию, внедряются программы ранней помощи, то есть происходят очень важные и значимые для нас перемены. И конечно, вопрос дооснащения и строительства современных, оснащённых реабилитационных центров для детей – это очень важная проблема, как мне видится.
Но мой вопрос не об этом. Есть целые категории специалистов, которые относятся к так называемой категории парамедиков: это логопеды, нейропсихологи. Они являются полноправными и полноценными членами реабилитационной программы, реабилитационного процесса.
До настоящего момента этих специалистов готовят в педагогических вузах или на специальных кафедрах университета. Мне кажется, что важно этих специалистов для работы в системе медицинской реабилитации готовить в медицинских вузах.
В.Путин: Я с Вами согласен. Логопедов готовят в педагогических вузах, у них и специальность, по-моему, так называется: «логопед-педагог» или «педагог-логопед».
В.Жеребцова: Да, учитель-дефектолог.
В.Путин: Да. Они работают со здоровыми детьми для исправления дефектов речи. А то, о чем Вы сказали, я так понимаю, что это работа с детьми, у которых есть определённые нарушения, прежде всего психические какие-то и прочие.
В.Жеребцова: Да, это коммуникационные технологии с детьми, которые, может быть, никогда не заговорят.
В.Путин: Да, но их переподготовка, логопедов-педагогов, уже в медицинских вузах происходит. Можно, наверное, внести определённые изменения и специально в медвузах начать их готовить. Это Минздрав должен будет проработать и все.
В.Скворцова: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Мы на самом деле об этом думаем и хотим уже с 1 сентября запустить подготовку таких специалистов.
В.Путин: Но сейчас в медвузах, по-моему, дополнительную подготовку логопеды-педагоги проходят.
В.Скворцова: Речь идёт о том, что для нейропсихологов и афазиологов (это те логопеды, которые занимаются вторичными нарушениями речи в связи с очаговым поражением головного мозга) нужна базовая медицинская подготовка.
В.Путин: Я понимаю. Но сейчас, по-моему, в медвузах всё-таки педагогов-логопедов немножко переучивают, как-то подготавливают к работе с больными.
В.Скворцова: Да, есть такие тренды. Но коллеги считают, что…
В.Путин: Нужно базовое медицинское образование?
В.Скворцова: Да, параллельно базовое медицинское образование. Мы готовы.
В.Путин: Хорошо.
Пожалуйста.
Л.Агафонова: Агафонова Любовь Викторовна, областная клиническая больница города Липецка, главный врач.
Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Разрешите прежде всего Вас поблагодарить от лица медицинских работников региона, от жителей региона за Вашу поддержку в реализации программ здравоохранения. И особенно хотелось бы Вас поблагодарить за реализацию сосудистой программы, которая была необходима непосредственно и больше всего в регионах.
Та помощь, которая оказывается в настоящее время в регионах по сосудистой программе: это предотвращение инфарктов, это предотвращение инсультов, – наши жители никогда ранее такой помощи не получали. То есть мы предупреждаем развитие инфаркта и боремся с инсультами, таким образом снижая инвалидизацию населения и реально спасая миллионы жизней наших россиян, если смотреть в целом по России. Спасибо Вам за это.
В.Путин: Это то, что у нас с вами благодаря вам, конечно, прежде всего, можно сказать, получается. Может быть, не все ещё задачи здесь решены, но в целом всё, что касается сосудистых заболеваний, всё-таки движение вперёд очень хорошее. И об этом говорит снижение смертности от этих заболеваний.
Действительно, мы сделали мощный рывок вперёд, прежде всего благодаря тем людям, которые работают в отрасли. Но и государство, конечно, старалось направить сюда соответствующие ресурсы для того, чтобы вас поддержать.
Это мы вас должны благодарить, что вы так умело и профессионально воспользовались этой возможностью. Будем дальше работать. Ещё не все проблемы решены, будем дальше двигаться.
Пожалуйста, прошу Вас.
А.Румянцев: Уважаемый Владимир Владимирович!
В своем Послании Федеральному Собранию Вы упомянули такую проблему, как онкология. И Вы сказали, что необходимо…
В.Путин: Извините, что перебиваю. Это как раз то, где у нас, к сожалению, пока нет тех результатов, которых от нас люди ждут. Это правда. Если по сосудистым заболеваниям движение очень заметное, рывок сделан, – здесь тоже есть движение вперёд, но не такое, как бы нам хотелось.
Извините, пожалуйста.
А.Румянцев: Я как раз о хорошем хотел сказать на самом деле.
Когда эта патология касается каждого из нас, друзей, родственников – это катастрофа. Ещё страшнее, когда это касается детской патологии, детской онкологии. Нужно сказать, что в последнее время появляются новые методы лечения онкологических заболеваний, например такой метод, который Вероника Игоревна в последнее время достаточно часто упоминает, – это протонная терапия. Дети являются фокус-группой, а метод часто является методом выбора при лечении онкологических заболеваний у детей.
Мы построили первый онкологический центр в таком формате в Российской Федерации. Вы говорили о том, что стройки – это такая сложная вещь, но мы на самом деле построили его в абсолютно европейские сроки: за четыре года ввели его в эксплуатацию. Сейчас лечим пациентов, у нас уже даже несколько маленьких пациентов есть. Нам очень город помогал. Я должен сказать, что такие сроки возможны только потому, что Георгий Сергеевич [Полтавченко] помогал лично, на самом деле расшивал узкие места, когда это было с монополистами связано и так далее.
Но на уровне Санкт-Петербурга Георгий Сергеевич и власти решили, потому что выделены деньги на лечение онкологических пациентов в городе, и в этом году, уже с этого года все дети, которые нуждаются в подобной терапии, будут получать лечение за счёт государства. Сейчас, например, у нас лечится 10 человек: восемь – бесплатно, два готовятся – за счёт Санкт-Петербурга. Возможно, каким-то образом можно эту проблему решить и на федеральном уровне? Я знаю, что такая работа ведётся, но просто, может быть, её можно ускорить?
В.Путин: Поскольку я действительно обратил на это внимание даже в Послании, конечно, на это будем средства выделять. Но это просто конкретные решения, они должны быть отработаны Минздравом. Мы просто направим туда дополнительные ресурсы, а как распорядиться – это Министерство само должно будет сделать, но в контакте, разумеется, со специалистами, имея в виду, что на онкологию будем обращать особое внимание. Надеюсь, что и то, о чём Вы сейчас сказали, тоже будет учтено.
А.Румянцев: Если можно, ещё добавлю. На самом деле детей очень немного болеет, и вот эту проблему, именно эту конкретную узкую область можно решить достаточно небольшими средствами.
В.Путин: Мы с Вами хорошо знаем, что, когда государство начинает сосредотачивать внимание на чём-то конкретном, результат, как правило, появляется – и, как правило, он очень хороший.
Вот детская онкогематология лучший тому пример. Сколько у нас до того, как мы ввели центр Димы Рогачёва, было процентов излечение и сколько сейчас?
А.Румянцев: Начну с того, что сейчас. Сейчас в Российской Федерации уровень выживаемости между 80 и 90 процентами. То есть это люди, которые выздоравливают от онкологических заболеваний.
Владимир Владимирович, хочу в первых словах поблагодарить Вас за поддержку. Вы везде говорите, что Вы нас любите и контролируете. Хочу сказать, что это большая ответственность для нас.
В.Путин: Доктора все любят, хорошего тем более.
А.Румянцев: Да, большая ответственность для нас. Мы стараемся выполнить всё так, как нужно, потому что модель, которую мы реализовали сейчас вместе с Министерством здравоохранения, касается каждого региона России. У нас 59 регионов Российской Федерации, и к нам присоединилась Белоруссия, Казахстан, Узбекистан, Армения в лечении пациентов. Сегодня все эти регионы лечат по одним и тем же стандартным протоколам, имея одни и те же финансовые условия. Эти протоколы ежегодно корригируются в связи с открытиями в области медицины.
Что привело к такому успеху? Речь идёт о каждом ребёнке, который находится в России. Мы реализовали целый ряд проектов благодаря тому центру, который был построен под Вашим контролем по существу у нас. Это полный контроль за морфологическими исследованиями у детей.
Минздрав нам помог очень в том, чтобы мы были профинансированы по так называемому второму мнению морфологическому. То есть ребёнок, который находится где-то в каком-то месте, получает диагностику, мы её обязательно перепроверяем у нас для того, чтобы дать полную информацию по этому ребёнку.
Мы реализовали проект впервые в России по реабилитации детей, выздоровевших от рака. Это удивительная вещь, которая очень много дает информации нам о том, что каждый ребёнок, перенёсший тяжёлое заболевание, требует специальных методов реабилитации. В мае месяце прошлого года мы открыли впервые в мире отделение для реабилитации детей первого года жизни, перенёсших рак. Такого ни у кого просто нет.
Пользуясь случаем, хочу сказать, что эти модели, которые организованы на уровне детства, а у нас заболевает примерно 4,5 тысячи пациентов в год, – они могут транслированы быть на взрослых. Там очень большая проблема, потому что там почти 600 тысяч человек ежегодно заболевает.
Это очень большая программа, которую Вы осветили как головную, она действительно является принципиальной для развития всего здравоохранения, вслед за сердечно-сосудистыми заболеваниями.
Пользуясь случаем, хочу Вас пригласить к нам. Вы давно у нас не были уже, мы Вам хотим показать, что мы сделали, похвастаться чем-то и, возможно, проговорить с Вами некоторые вопросы, связанные с дальнейшим развитием нашего дела.
Цель наша – чтобы каждый ребёнок выздоровел. А мы Вам хотим показать, как возможно организовать работу, где главным компонентом этой работы является любовь, любовь к детям.
В.Путин: Центр по реабилитации у вас создаётся?
А.Румянцев: Да. Уже четыре года работает, медленно, но я хочу показать: 2,5 тысячи детей вместе с родителями из 85 регионов России ежегодно проходят там лечение сейчас. И это дополнительная поездка, потому что за городом, но думаю, что это было бы очень интересно посмотреть, как это все организовано.
В.Путин: Не всё получалось с этим центром: и с местом, и с финансированием.
А.Румянцев: Всё получилось.
В.Путин: Получилось, и слава богу, очень рад. Посмотрю обязательно.
Пожалуйста.
Е.Шляхто: Владимир Владимирович, наверное, выражу общее мнение и поблагодарю Вас за нашу поддержку, всего нашего профессионального сообщества.
Хотел бы обратить внимание на то, что в Вашем Послании сделан акцент на пациента. Это тот главный тренд, который есть сегодня в российском здравоохранении. У нас модель здравоохранения – пациентоориентированная, и мы переходим от модели, когда главный – врач, всё-таки к модели, когда главный – пациент. Всё должно быть с учётом пациента и его индивидуальных особенностей.
И второе. Я хотел бы сказать об особенностях российского здравоохранения: это наша традиция, так было, и наша задача сделать так, чтобы это было всегда, – это тесная связь с наукой. Мне кажется, что те изменения, которые сегодня происходят в России и произошли, а эти изменения стремительные, и все, кто бывают в России, видят, все это признают, это действительно роль науки в создании новых медицинских технологий, диагностики, лекарств.
Мы уже через год будем иметь отредактированный Т-лимфоцит. Это абсолютно уникальная технология. Уже есть фармацевтические предприятия, которые работают вместе с научными центрами и вузами и создают новые препараты. Поэтому это очень важно.
Как это всё можно продвинуть в России в регионы? Минздрав принял решение (и мы все поддерживаем) о создании национальных медицинских исследовательских центров. Спасибо, что Вы поддерживаете это. Это не только ситуация, когда кто-то будет главным, а кто-то – второстепенным. Главное – создать сеть здравоохранения применительно к каждому региону с учётом его особенностей, выявить в регионе лучшие практики, развивать их и тиражировать достижения, которые есть сегодня в мире, вместе.
Роль национальных медицинских центров, мне кажется, именно объединять, помогать, готовить кадры, развивать и продвигать новые технологии, чтобы они стали доступными. Поэтому спасибо Вам огромное за поручение, которое Вы подписали о важности образования и на базе научных центров, мы об этом говорили.
И последнее. Мне кажется, что у нас колоссальные возможности по развитию цифрового здравоохранения. Колоссальные! Уже много наработано в стране систем поддержки принятия решений. Это касается и стационаров, это касается и скорой помощи, это касается и сложных больных с тяжёлой патологией, особенно в удалённых регионах. Консультирование позволит, действительно, Владимир Владимирович, в ближайшие год-два, это точно, значительно снизить смертность.
Мы сейчас снизили на 35 процентов сердечно-сосудистую смертность. Все просто не верят. Я только что был на весеннем саммите Европейского общества кардиологов и говорил им про эти 35 процентов, они не понимают, как это. «За счёт чего, – говорят, – это всё у вас? Как это вам удалось?» У нас ещё есть проблемы, но мы должны в ближайшие годы ещё процентов на 30–40, я думаю, точно снизить, и мы это сделаем.
Спасибо Вам.
В.Путин: По поводу центров мы сегодня уже говорили, когда осматривали ваш центр. Минздрав создал 20 таких центров по всей территории Российской Федерации. На Дальнем Востоке где? В Томске есть. Где ещё?
В.Скворцова: Томск, Хабаровск, Владивосток.
В.Путин: Хабаровск, Владивосток, Сибирь и вся Европейская часть. Сегодня уже упоминали об этом, нужно теперь, конечно, все эти центры связать, безусловно, между собой. Это первое.
А второе – нужно, чтобы эти центры были связаны с соответствующими учреждениями в регионах. Нам нужно создать единый медицинский комплекс с тем, чтобы, как Вы правильно сказали, ваш коллега в любой, даже небольшой, клинике, имел возможность войти в специализированную сеть, получить консультацию, отправить данные на пациента, чтобы его проследили, помогли бы специалистам на местах. Уверен, что это сыграет очень заметную, серьёзную роль.
Мы именно в последнее время всё время говорим о цифровизации жизни вообще, экономики во всех её проявлениях и различных сфер нашей жизни и деятельности, в том числе и здравоохранения. Поэтому здесь уже действительно кое-что происходит, это уже заметно, но этого недостаточно.
Мы сделаем отдельную программу по цифровизации здравоохранения. Насколько мне известно, Министерство уже подготовило дополнительный проект постановления, который прямо будет связан с этим видом деятельности. Надо только ускорить его принятие. Он в Правительстве уже находится или ещё в Министерстве?
В.Скворцова: До 1 апреля он будет уже рассмотрен в Правительстве.
В.Путин: Проект подготовлен и в апреле уже выйдет.
В.Скворцова: Да.
В.Путин: Пожалуйста.
В.Горячев: Можно мне два слова? Хотел бы продолжить тему детства и кардиологии.
Горячев Владимир Владимирович, главный врач, Самарский областной клинический кардиологический диспансер.
Нужно сказать, что 12 лет тому назад на нашей базе была начата работа по созданию системы организации помощи детям с врождёнными пороками сердца. Буквально в течение последующих пяти-шести лет мы полностью избавились от очереди на эти вмешательства.
У нас была история участия в различного рода государственных целевых программах, посвящённых помощи материнству и детству. Если бы не эти программы, боюсь, нам не удалось бы выйти на такой уровень оказания помощи. На сегодняшний день мы практически оперируем весь спектр врождённых пороков сердца у детей, включая полностью всех новорождённых детей с теми пороками, которые ещё недавно считались несовместимыми с жизнью. Теперь понятно, что 95 процентов из них вполне совместимы с жизнью.
Убеждён, что так или иначе мы преодолели бы эти трудности, но наличие существующих программ позволило увидеть дополнительное финансирование, дополнительное приобретение оборудования и укрепление кадрового потенциала, поэтому мы добрались до этих вершин, скажем так, с меньшими потерями и за более короткое время.
На сегодняшний день мы продолжаем ощущать заботу с Вашей стороны. Большое спасибо за это. Это и понятно, потому что степень зрелости общества определяется, на мой взгляд, тем, как общество относится к самым уязвимым слоям населения – это дети и старики. Дети в первую очередь, естественно, потому что это наше очевидное будущее.
На сегодняшний день мы видим, что развёртывается большая программа по модернизации поликлинического звена для детей; дай бог, чтобы было и дальше так. Спасибо Вам огромное не от меня, конечно, я просто проводник, а от всего педиатрического сообщества страны, земной поклон.
В.Путин: Спасибо.
Владимир Владимирович [Горячев], мы действительно кое-что сделали, особенно в таких центрах, мы сейчас ещё о некоторых детских центрах говорили. Это высота большая, действительно есть чем гордиться. Мы не случайно выделяем по 10 миллиардов ежегодно теперь, начиная с этого года, дополнительно именно на детское здравоохранение, потому что ситуация в районных детских поликлиниках, муниципальных больницах ещё, мягко говоря, далека от идеальной.
Поэтому, кстати говоря, когда эти средства будут распределяться (мы же дополнительные деньги выделяем), в плановом порядке нужно будет и дальше поддерживать наши крупные центры, которыми мы гордимся и которые должны быть методической базой для развития детского здравоохранения.
По 10 миллиардов мы выделяем в том числе и, может быть, прежде всего для того, чтобы поднять уровень детского здравоохранения в муниципалитетах, в поликлиниках, больницах и в детских отделениях общих больниц. Хочу на это обратить внимание. Мы должны сейчас сделать следующий шаг – расширить те возможности, которые в детском здравоохранении складываются.
Пожалуйста, прошу.
Л.Рошаль: Владимир Владимирович, огромное спасибо за эту встречу и вообще за многое из того, что Вы делаете реально для здравоохранения.
Я бы хотел Вашу встречу с активом определить не только как встречу с медицинским активом, а и как встречу при участии Национальной медицинской палаты. Могу объяснить, что сегодня за столом кроме президента Национальной медицинской палаты сидят два вице-президента: это академик Румянцев Александр Григорьевич, один из руководителей Вашего штаба, и хозяин одного из лучших медицинских центров не только в России – академик Шляхто. Кроме того, здесь есть представители региональных руководителей, например Груздева, руководитель ассоциации врачей Ямала.
Вообще очень хорошо, когда слова не расходятся с делами. У многих губернаторов это так. Я был на последнем ежегодном собрании у Воробьёва в Московской области, и честно Вам скажу, что был поражен исполнением обещаний губернатора, в том числе в социальной сфере и здравоохранении. Сказал: «40 ФАПов», – сделали 40 ФАПов. Сказал: «Починим 200 больниц», – починили 200 больниц. Это очень здорово, просто прекрасно.
Вы при нашей последней встрече обещали повысить финансирование в здравоохранении. Мне приятно, что у Вас слова не расходятся с делами, всё происходит нормально. И то, что Вы сделали, просто грандиозно – поэтапно к 2025 году добраться до пяти процентов ВВП. Мы с Вами эти вопросы обсуждали. Это наша многолетняя мечта, если, правду скажу, Силуанов что-нибудь не придумает, как с Вашим Указом по повышению зарплаты, говорю откровенно.
Кстати, я хочу напомнить, что Кудрин предлагал 3,8. Есть у нас одни сумасшедшие из научного института Силуанова, которые вообще предлагали 2,8, это полный был бы кошмар; Вы – 5. Это гениально. Без этого рывка в здравоохранении было бы трудно ожидать. Теперь, конечно, нужно разумно использовать эти деньги. Мы не забыли, что именно по Вашему решению было полностью переоснащено российское здравоохранение. Это действительно было так сделано.
Мы поддерживаем Ваши предложения по здравоохранению, обозначенные Вами в Послании, согласны с негативной оптимизацией здравоохранения по местной инициативе, подчёркиваю. Я как представитель ОНФ, заметьте, что мы, конечно, возьмём под строгий контроль исполнение Ваших поручений, и Вы говорили это в Послании.
Хочу заметить, что мы любим перевыполнять планы – и не только по Крымскому мосту. Это было приятно. Если у Вас будет возможность в дальнейшем перевыполнить план по финансированию здравоохранения, мы возражать не будем. Но, чтобы не получилось так: дай палец – руку откусит. Мы говорим реально из того, что есть.
Убеждён, что лечим мы не хуже, а лечим с каждым годом лучше, и оснащение лучше, а претензий больше. Причём, хочу Вам сказать откровенно, что это не только наша тенденция, это мировая тенденция. Жалобы на здравоохранение растут и в Германии, и в Англии, и в США. Это так, потому что сегодня требования к нам повышены, а иногда зашкаливают. Число жалоб и уголовных дел увеличивается, считаю, искусственно, и не потому, что мы стали плохо лечить: мы лечим год от года лучше, – нагнетают средства массовой информации.
Есть специальные юридические фирмы, которые стали мощно паразитировать на нашем теле, выискивая недовольных и обещая им огромные деньги. Они предлагают услугу по истребованию миллионных штрафов. Я не знаю, слышали ли Вы или нет, знаменитое дело доктора Мисюриной, получившей два года. Вы думаете, их очень волновали эти два года? Они предлагали, кроме этого, обязанность выплатить 17 миллионов рублей с оплатой юристам. Скажу, что мы сейчас чувствуем, что активизировались и следственные органы, и прокуратура, и суды. И сегодня в обществе настроение у врачей не очень хорошее, становится просто опасно быть доктором сегодня у нас.
Нам, кажется, нужно вернуться к юридической проблеме гетерогенных врачебных ошибок и, с другой стороны, к наказанию за нападение на медицинских работников, ставившее под угрозу и жизнь пациентов. Мы с Вами эту проблему обсуждали. Действительно, необходим не формальный, а работающий закон по этой проблеме. Мы что, теперь должны каждому доктору полицейского предоставлять?
И хорошо было бы в Ваших поручениях обратить внимание на эти проблемы, как и на проблему кадрового дефицита в первичном звене и недостаток узких специалистов с разработкой профинансированной чёткой государственной программы по этой теме, учитывая новые финансовые возможности, – на что направлять деньги. Можно ещё миллион построить прекрасных больниц, но если в этом месте ничего не будет (я показываю на голову), тогда сложно что-то будет сделать.
Хочу сказать, что Минздрав работает в очень сложных условиях. И мне нравится, что за чередой ежедневных сложнейших проблем и дерганий Минздрав видит перспективу. Вместе с тем мешает работать и не успокаивается (по-женски) Счётная палата, известная своим личным негативным отношением к сотрудникам здравоохранения и бывшим сотрудникам Минздравсоцразвития.
Думаю, что всё же нужно продумать систему разрешения споров между Счётной палатой и субъектами, которых они критикуют. На их замечания пишутся справки, на которые никто не отвечает. Это же ненормально. И потом опять все те же самые замечания, опять объяснения, – и они тонут. Так не должно быть. Всё же какой-то должен быть орган, который между нами должен стоять.
Мы совместно с Минздравом перестраиваем всю систему образования сегодня. Это действительно реально. Повышаются требования к вузовскому образованию. Считаем, что доктор должен учиться постоянно, чего никогда в России не было. Вводим систему непрерывного медицинского образования, которая должна быть удобной и бесплатной для врачей.
Работаем над профессиональными стандартами и соответствием их образовательным стандартам, допускам к профессии – тоже новое. Новые подходы к аттестации и присвоению квалификационных категорий; разработки клинических рекомендаций протоколов лечения. И Национальная медицинская палата уже берёт на себя ответственность за эти направления.
Сложно, но внедряется государственно-общественная форма управления профессиональной деятельностью с постепенным переходом к саморегулированию, и мы благодарны Вам, Владимир Владимирович, за поддержку этих начинаний. Мы нашли язык с пациентскими организациями, и я надеюсь, что будет выступление и совместное решение вопроса. Мы приглашаем их, они приглашают нас, у нас цель одна.
И нами, и Национальной медицинской палатой создана совершенно уникальная система независимой профессиональной экспертизы, аналогов которой нет, когда руководителем комиссии является не доктор, чтобы рука руку не мыла, а представитель – юрист или судья отставной, что документы рассматриваются в обезличенном виде и экстерриториально.
Мы взяли немецкий опыт, но переделали его, и он оказался лучше, чем у них. Теперь они смотрят, что мы сделали. Мы будем развивать дальше эту систему, она очень полезная, причём она не за защиту доктора – она за объективную оценку. Она равно работает с пациентами, равно работает с докторами.
Владимир Владимирович, мы отчётливо видим наши проблемы и чётко представляем, как их разрешить. Уверен, что мы добьёмся, чтобы народ России был доволен здравоохранением и врачами (если их всех не пересажают до этого).
В.Путин: Как у нас говорили в известном фильме: «Всех не пересажаете», – поэтому бояться нечего. Леонид Михайлович, но если по-серьёзному, то действительно Национальная медицинская палата состоялась, я хочу Вас с этим поздравить, потому что Вы – автор этого проекта в широком смысле слова.
И те опасения, которые высказывались официальными работниками Министерства здравоохранения, в областных структурах, – они не оправдались. Национальная медицинская палата вписалась в общую жизнь, выполняет очень важную роль, является индикатором качества работы, защищает интересы медицинских работников. Сейчас Вы как раз тоже об этом говорили, высказывали свои озабоченности. Я сейчас тоже на них коротенько отреагирую.
Очень важное направление развития Национальной медицинской палаты – это, конечно, передача определённых функций из государственных структур в такую авторитетную общественную организацию, как медицинская палата. И постепенно, мы с вами говорили уже об этом, нужно будет идти по этому пути по мере того, как будет созревать решение тех или других вопросов. Я это поддерживаю.
Теперь по поводу повышения финансирования здравоохранения. Вы знаете, не надо никого ругать, здесь нет врагов, не здесь, а вообще в Правительстве нет врагов здравоохранения, в том числе в Министерстве финансов, я уже тоже об этом неоднократно говорил. Это вопрос счёта.
Если посчитать финансирование здравоохранения из всех источников, то у нас уже свыше пяти процентов будет. Вот в чем всё дело. Это смотря как считать. Нужно просто, чтобы и мои коллеги, и в Правительстве, все мы понимали, о чём идёт речь.
Если говорить о чисто федеральном бюджетом финансировании, то тогда это будет меньше значительно. Некоторые считают, что 3,2 процента было в прошлом году.
Реплика: 3,3.
В.Путин: Сейчас не буду вдаваться в эти детали, поверьте, знаете, мы уже столько это обсуждали, столько ругались и спорили по всем этим вопросам, можете мне поверить.
В чём я хочу вас заверить? Мы будем делать всё для того, чтобы финансирование на здравоохранение увеличилось реально, а не на бумажке. Мы отдаем себе отчёт в том, насколько это важно, и будем делать всё для того, чтобы даже дополнительные средства, которые будут появляться, они сейчас уже появляются, чтобы часть этих дополнительных средств направлялось на решение проблем здравоохранения.
Поскольку не для красного словца я в Послании сказал о том, что это одно из приоритетных направлений, не для того, чтобы приятно было всем возможным пациентам и медицинскому сообществу, мы действительно, и я лично считаю, что это одно из важнейших направлений развития страны. Будем это делать непременно.
Теперь по поводу растущих требований. Это всегда так. Не сердитесь ни на кого. Это всегда так. Вот когда нет ничего, тогда всё хорошо. Как только движение начинается, как только развитие идёт, как только люди начинают понимать, что есть другая жизнь и другие возможности, сразу смотрят не на то, что было вчера, это быстро забывается, а на то, что можно получить завтра. Это законные требования граждан. Мы должны ориентироваться на эти законные требования.
Вы сейчас сказали про то, что появляются какие-то специализированные, даже юридические «фирмешки», которые деньги вымогают из самой системы здравоохранения, из медицинских работников. Это, к сожалению, негативная сторона любого процесса, в рамках которого осуществляется стабильное и ритмичное финансирование.
Как только деньги появляются где-то, сразу появляются рядом паразитирующие организации, которые стараются частично какими-то способами часть этих денег откусить. Но с этим надо бороться, будем обращать на это внимание и стараться не допускать ничего подобного.
Безопасность медиков, конечно, должна быть обеспечена, а ответственность за нанесение ущерба медицинским работникам должна усиливаться. Мы посмотрим, как будут работать на практике последние решения, но если надо, то будем ужесточать эти требования и наказание за различные нападения на медицинских работников в любой форме.
По поводу Счётной палаты. Счётная палата призвана анализировать эффективность траты государственных средств, бюджетных средств, прежде всего федеральных средств. Она не принимает окончательных решений – она только информирует. Решения принимаются в других инстанциях, и у этих других инстанций есть возможность объективно оценить получаемую от Счётной палаты информацию. Поэтому здесь особых опасений быть не должно.
Пожалуйста, прошу Вас.
О.Карпов: Карпов Олег Эдуардович, Пироговский центр, директор.
Уважаемый Владимир Владимирович! Спасибо большое за адресные слова благодарности медицинским работникам, которые нашли свое место в Вашем Послании Федеральному Собранию, мы их слышим, это очень важно для нас.
Мы здесь, все присутствующие, хорошо помним 1990-е годы и что было тогда: к сожалению, было трудно выживать. Мы были ремесленниками, по сути дела, и только интеллектом и искусством, в общем-то, спасали наших пациентов. Всё изменилось с 2000-х годов.
И действительно, опять же возвращаясь к Посланию, Вы своими системными последовательными мероприятиями, повернувшись к отрасли лицом, вывели нас на ту волну технологического развития, которая сегодня сделала российское здравоохранение реально соответствующим европейским и мировым стандартам. Это так.
Мы сегодня лечим на тех же койках в три-четыре раза больше пациентов, мы делам во столько же раз больше операций. Мы сегодня лечим так, как не могли лечить раньше, и получаем результаты, которые тогда казались фантастическими, 12–15 лет назад.
Это не просто слова. Вот такой факт. У нас центр развитый, известный. И в начале 2000-х годов у нас сформировался целый пул пациентов, которые приходили к нам для того, чтобы пройти финишное обследование и потом благополучно за счёт имеющихся средств отбыть за границу на лечение.
Вот за эти несколько лет – это действительно вызывает какое-то необыкновенное чувство и гордости, и радости – эти пациенты перестали уезжать. Они сами перестали уезжать, потому что сегодня вся медицинская помощь, все технологии есть в России: то же оборудование, те же стандарты, те же препараты. Да, есть какие-то эксклюзивы, которые точечно появляются в мире, но это эксклюзивы, которые потом тиражируются.
В этой связи актуальна, с другой стороны, тема въездного туризма. К примеру, и в нашей отрасли это уже меряется десятками тысяч пациентов только в федеральных центрах. Это существенные финансовые вливания – около 16 миллиардов рублей в 2016 году наша отрасль получила.
У нас в центре за два года три тысячи пациентов-иностранцев обратилось к нам. 750 пациентов приехали к нам точечно за технологией лечения рассеянного склероза, которую мы создали, которую мы запатентовали, которая делается в нескольких точках мира. И пациенты США, Австралии, Канады, Норвегии, Франции, Испании едут сегодня к нам, стоят в очереди для того, чтобы получить эту технологию. Это очень хороший ресурс, конечно, в том числе и наших заработков.
Думаю, что мы на фоне таких бурных развитий экономической эффективности не должны забывать и то, что морально-нравственный фактор общения врача и пациента, медицинского работника и пациента тоже остается в нашем приоритете. Это вообще исконно являлось традиционным для нашего отечественного, русского здравоохранения, и человеческий фактор особо, и мы все вместе системно уделяем этому большое внимание.
И, наконец, ещё один момент, Владимир Владимирович. Вы опять же в своем Послании сказали, что для того, чтобы нам удержаться на этой волне технологического развития, идти дальше, нужны финансовые вливания. Мы сегодня о них говорим. Это, безусловно, так. Но кроме, наверное, эффективности государственного расходования надо шире привлекать и частные инвестиции, что мы и делаем.
Три года назад Вероника Игоревна нас поддержала в том редком шаге, когда мы, наоборот, оказались от строительства нового корпуса на нашей территории за счёт средств ФАИПа, то есть мы хорошо сэкономили федеральные средства, мы сэкономили свои средства.
Почему мы так сделали? Потому что мы посчитали, что коек достаточно, что оборудование потом надо будет подвергать реновации, что оборудование надо содержать, что это те деньги, которые не нужны. Мы обходимся тем ресурсом, который есть.
А на этом месте, как раз в контексте Десятилетия детства, мы, тоже проработав с Министерством, решили строить детский стационар. Почему так? Потому что, во-первых, это частный инвестор, это ГЧП. Во-вторых, это наша хорошо развитая медицинская технологическая инфраструктура, которая будет дополнительно нагружаться; наконец, это наши кадры.
У нас классные нейрохирурги и другие специалисты, которые тоже дополнительно будут нагружаться. Поэтому, безусловно, я думаю, что предстоящий год Десятилетия детства надо рассматривать не только в разрезе опять же государственной нагрузки, но и привлекать по возможности нам частных инвесторов.
И тема ГЧП, и тема въездного туризма сейчас очень активно совместно прорабатывается ведомствами, вопросы практически на выходе. Мы просили бы Вас оставить эти вопросы под своим личным контролем для того, чтобы они получили завершённость и мы действительно могли выйти уже на стабильную, уверенную работу в этих направлениях.
И последнее. Конечно, все мы разделяем это чувство, то, что Вы буквально в последние часы такого сложного политического момента встречаетесь с нами, медиками, это о многом говорит. Спасибо Вам, что мы по-прежнему в приоритете у Вас.
В.Путин: Спасибо.
Я уже сказал о том, что совсем недавно встречался с транспортниками, представителями агропромышленного комплекса, ещё раньше с деятелями науки, образования, поэтому и сегодняшняя наша встреча скорее носит производственный характер, но, конечно, особый, имея в виду, что нам нужно формулировать задачи на предстоящее шестилетие.
Поэтому я искренне говорю, что, конечно, здесь Министр есть, и вице-премьер есть, и с Председателем Правительства мы постоянно это обсуждаем, с коллегами из других министерств и ведомств, действительно спорим очень много, но послушать людей, которые сами, своими руками что-то делают, это представляет особую ценность.
Поэтому я с представителями разных отраслей и встречаюсь. Конечно, нам никуда не деться от внутриполитического календаря, но нам просто нужно формулировать задачи на ближайшие шесть лет. И я очень рассчитываю, так у нас и получается, что мы говорим о том, что считаем наиболее важным, интересным и перспективным, необходимым для реализации.
Вы сказали о государственно-частном партнёрстве. Конечно, это нужно развивать. Надо только никогда не забывать, что у нас должен быть совершенно определённый набор инструментов для того, чтобы люди могли пользоваться бесплатной медициной в стране. Это требование закона, и мы должны его исполнить. При этом, конечно, нужно развивать все формы, в том числе и государственно-частное партнёрство.
Если частный инвестор приходит, то он, конечно, ожидает отдачи от своих вложений. В этой связи я полностью согласен с Вами в том, что медицинский въездной туризм чрезвычайно интересен и важен, в том числе для того, чтобы повышать уровень благосостояния тех, кто работает в медицинской отрасли.
Общий объём мирового рынка медицинского туризма оценивается экспертами примерно в 10,5 миллиарда долларов. В 2016 году на нашу долю пришлось 250 миллионов всего, несмотря на ваши открытия. 10,5 миллиарда – это на 2016 год было, сейчас, наверное, уже побольше. А у нас – 250 миллионов. Возможности, кстати говоря, у нас очень большие, колоссальные просто.
Этот поток будет нарастать, если, конечно, мы будем действовать целенаправленно в этом направлении. Это точно совершенно будет помогать не только тем, кто приезжает за медицинской помощью в Россию из-за границы, это будет повышать общий уровень нашего здравоохранения, потому что требования будут предъявляться достаточно высокие.
Нам очень важно в этой связи не только оказывать достойную медицинскую помощь, реабилитация нужна. Мы пока отстаем в этой сфере от ваших коллег в сфере реабилитации, поэтому такие центры, как центр Димы Рогачёва, другие, так остро ставят вопрос.
У Вас тоже стоит вопрос о центре реабилитации? Вот это чрезвычайно важная вещь. Это для ваших потенциальных клиентов, медицинских туристов будущих и действующих, очень важная вещь. Если вы хотите их привлечь, надо решать этот вопрос, но, конечно, наряду с основной составляющей – оказанием самой медицинской помощи.
Теперь ещё раз хочу сказать по поводу финансирования в целом. Вопрос – я уже об этом говорил, будем обязательно на это обращать внимание, не только обращать внимание, а направлять дополнительные ресурсы. И Ваши идеи по поводу ГЧП будут дополнять, не должны заменить ни в коем случае всего, что касается государственного финансирования, но будут дополнять общие усилия государства в направлении развития здравоохранения.
Пожалуйста.
И.Стилиди: Уважаемый Владимир Владимирович! Моя фамилия Стилиди Иван Сократович, исполняющий обязанности руководителя Научного центра онкологии имени Блохина.
Я бы хотел, чтобы всё-таки слова благодарности прозвучали более открыто, это от всех представителей профессии «Онкология». Большое Вам спасибо за то, что сегодня онкология введена в список приоритетных направлений развития медицины и вообще внимание государства уделяется сегодня большое.
Должен сказать, что мы были готовы к этому, потому что, как каждый представитель профессионального сообщества, который посвятил своему делу годы жизни, сознания и душу, всегда ждёт, что то дело, которым он занимается, будет в приоритете, и мы в этом смысле, онкологи, дождались. Были готовы ещё и потому, что начиная уже с 2009 года всё-таки проходила широкомасштабная модернизация онкологических учреждений, и эти шаги сегодня уже дали результат.
Здесь присутствуют мои коллеги – руководители национальных центров онкологии: Андрей Дмитриевич Каприн – центр имени П.А.Герцена, Алексей Михайлович Беляев – институт Н.Н.Петрова. И, конечно же, мы сегодня думаем и работаем сейчас особенно с таким новым импульсом, который Вы дали, над противораковой национальной программой и выстраиванием, в таком фундаментальном смысле этого слова, федеральной противораковой службы. И конечно, вместе мы – сила. И думаю, что тот новый импульс, который мы получили, должен дать результат. Ещё раз от всех онкологов большое Вам спасибо.
В.Путин: Спасибо, что Вы вспомнили о прежних решениях по поводу укрепления онкологических центров, онкологических диспансеров. Но если вы почувствовали, что там хоть что-то сделано, и вы чувствуете на себе результаты, это, конечно, радует. Как мы и договорились, будем делать следующий шаг обязательно. В качестве приоритета я уже обозначил это, и будем вместе работать именно как над приоритетом.
С.Бойцов: Бойцов Сергей Анатольевич, директор Национального медицинского исследовательского центра кардиологии и одновременно главный внештатный специалист Минздрава по профилактической медицине.
Сейчас я хотел бы как раз поговорить в первую очередь и о профилактической медицине, и проблемах первичного звена здравоохранения. Вот с этого и начну. Тем более что проблема доступности в сельском здравоохранении в плоскости первичного звена очень актуальна.
Вы только на протяжении последних трёх месяцев дважды обращались к этому вопросу: в своей пресс-конференции, а потом в Послании Федеральному Собранию. Проблема начала формироваться не сейчас, это в самом начале 2000-х годов. Тогда было 43 тысячи тех же ФАПов, сейчас их стало 36 тысяч, но сокращение произошло именно в первые годы этого века.
В последние годы Минздрав, напротив, пытался восстановить этот баланс, и только за два года почти 900 ФАПов введено. Но сейчас мы получаем мощный дополнительный импульс, Владимир Владимирович, спасибо большое, вышло постановление Правительства Российской Федерации, согласно которому хорошая финансовая инъекция – 1,2 миллиарда только на ФАПы. Это значит, при нынешней потребности – 57 нам не хватает ФАПов, по данным геоинформационной системы, – только в этом году будет 190. И есть уверенность, что за два года, максимум за два с половиной проблема, конечно, с участием регионов будет решена.
Не меньшая проблема, рядом стоящая, – это мобильные комплексы. Это 1,7 миллиона населения в 65 субъектах Российской Федерации нуждаются в этих мобильных комплексах. Сейчас есть рост очень хороший: 1400 – четыре года назад, сейчас это уже 3,5 тысячи комплексов, но надо ещё как минимум 1800 комплексов.
И тоже эта финансовая инъекция – 2,2 миллиарда, только в этом году будет возможность около 200 комплексов запустить. Поэтому большое Вам спасибо, Владимир Владимирович, за это особое внимание к этому вопросу.
Тоже рядом стоящая проблема, тоже обозначенная Вами в Послании Федеральному Собранию, – это профилактические медицинские осмотры. С 2012 года в стране возобновлена регулярная масштабная система по профилактическим осмотрам через диспансеризацию взрослого населения. Она вначале у нас шла раз в три года. С этого года мы запускаем ещё параллельный поток в плане онкологического скрининга с регулярностью раз в два года.
Это профилактические осмотры, это центры здоровья. В совокупности 36 миллионов взрослых ежегодно проходят через профилактические медицинские осмотры. Это не только выявление болезней и факторов риска – это формирование здорового образа жизни, то, о чём мы говорим, как о проблеме номер один.
И дети, больше 30 миллионов детей, тоже ежегодно проходят профилактические осмотры. Это тоже формирование здорового образа жизни.
Ещё раз хочу поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за особое внимание к этому вопросу.
И есть две просьбы. Первая просьба касается продвижения закона о йодировании соли. Это очень актуальная проблема для нашей страны. 113 стран уже приняли закон о йодировании соли. Это не только болезни щитовидной железы, это ещё и проблемы интеллектуального развития. У нас как минимум 15–20 процентов населения живут в зоне йододефицита. Мы потребляем в нашей стране в три раза меньше йода, чем надо.
И Минздрав при очень активном участии и инициативе академика Дедова Ивана Ивановича подали сейчас дополнения в закон о качестве и безопасности пищи. И мы очень просим, Владимир Владимирович, с Вашей стороны поддержки, потому что не исключаем трудную судьбу прохождения данного закона.
Точно так же есть трудная судьба и ещё одного документа – это не закон, это Стратегия формирования здорового образа жизни, профилактики и контроля неинфекционных заболеваний. Это документ, который вовлекает очень большое количество участников: ведомства, службы, общественные организации и так далее – в общем, у всех очень много интересов. Этот документ тоже двигается с трудом через ряд ведомств. Нам тоже нужна поддержка, Владимир Владимирович. Спасибо большое.
В.Путин: Да. Всё, что Вы сказали, всё очень важно, не знаешь даже на чем остановиться.
Профилактика неинфекционных заболеваний. Мы занимались этим вопросом. Знаю трудности внутренние, все эти подводные камни, – будем этим заниматься обязательно. Я с Вами согласен, это важное направление.
Что касается закона или решения по йодированной соли, Иван Иванович занимается этим, проталкивает, как человек, который в этой сфере трудится всю свою жизнь. Эта идея возникла не вчера. В 2013 году подготовлен законопроект, но из-за позиции промышленности, которая на основании того, что резко удорожает производство, фактически был заблокирован.
Согласен с Вами, надо к этому обязательно вернуться. Действительно, у нас очень много регионов, которые достаточно далеко от моря находятся, и люди нуждаются в этом. В Советском Союзе, по-моему, такие программы действовали, всё это производилось.
Надо обязательно к этому вернуться, потому что, что там говорить, Иван Иванович Дедов не случайно эти вопросы поднимает. Это не только связано со щитовидной железой, это с общим состоянием человека связано. Так что вернемся к этому. Хорошо, что Вы об этом вспомнили.
Теперь по поводу формирования здорового образа жизни. Это очень важно. Я не могу не согласиться с теми нашими коллегами, которые говорят о том, что пришло время как-то выстроить работу таким образом, чтобы это было не просто побуждение заняться физической культурой и спортом – у каждого человека должна быть ответственность за состояние здоровья. Это во всём мире так.
И у нас нужно спокойно, необременительно в финансовом смысле, но всё-таки нужно создавать такую систему, которая бы повышала ответственность каждого за состояние своего здоровья. Это следующий момент, на который вы обратили внимание. Считаю, что очень важно.
Теперь по поводу профилактических осмотров. Вы знаете, не буду вдаваться здесь в детали, я и в Послании сказал о необходимости развернуть по всей стране систему профилактических осмотров.
Мы даже о термине долго спорили и выбрали именно это словосочетание, именно «профилактический осмотр», а не что-то другое, в том числе и не «диспансеризацию». Сейчас не буду вдаваться в детали, думаю, что вы и сами, наверное, понимаете, о чем идёт речь, но разница есть даже между диспансеризацией и профилактическим осмотром.
Но важно даже не это, важно не то, как назвать, важно другое: что после этого делать? Ну, выявили, дальше что? Система должна быть готова к тому, чтобы работать с выявленными проблемами. А это уже отдельная песня, отдельная история, отдельные деньги.
Что значит – отдельные? Это система здравоохранения. Вот Леонид Михайлович поднял этот вопрос, правильно сделал, он всегда это поднимает, он уже всю плешь мне проел с этим финансированием, как ни встречаемся; я уже боюсь его, он всё время про финансирование. А позиции-то счётные.
Вы сказали про ФАПы на селе и про передвижные пункты. Посчитать можно, сколько это стоит. Не только можно посчитать, это посчитано. Мы знаем, сколько это стоит на сегодняшний день. Мы знаем, сколько будет стоить информатизация и цифровизация медицины.
Это счетные позиции, все есть: столько-то надо будет в такие-то годы направить на это, на это и на это. А на что еще остается? Такая, в общем, очень профессиональная работа с необходимостью определения важнейших приоритетов в данный момент времени.
Вы упомянули о первичном звене в здравоохранении. Ведь мы же на это деньги направляли в свое время в надежде на то, что это так же, как в первичном звене образования будет подхвачено регионами. Нет, этого не состоялось в очень многих случаях. Приходится опять к этому возвращаться, из федерального бюджета это делать. Нам нужно наладить систему сохранения уровня, который достигается, и улучшения этой ситуации в будущем. Вот над этим надо будет поработать.
Все вопросы, которые Вы подняли, важные и интересные, над всеми, конечно, будем упорно трудиться, в том числе и над законом по поводу йодированной соли. Это не частный вопрос, согласен с Вами.
Пожалуйста, прошу Вас.
И.Хайруллин: Хайруллин Ильдар Индусович – главный врач республиканского клинического онкологического диспансера, город Казань.
Владимир Владимирович, шесть лет назад в феврале 2012 года Вы были в Больнице скорой медицинской помощи в городе Набережные Челны и там поставили задачу, чтобы БСМП стала одной из лучших клиник России. Докладываю, что в 2015 году БСМП прошла международную аккредитацию по качеству безопасности, и на сегодняшний день она первая и единственная государственная клиника в России по стандарту JCI.
Сейчас я работаю в онкодиспансере. В Вашем Послании, безусловно, поставлена очень амбициозная и интересная задача войти в «клуб 80+». И Вы даете сразу же решение, что необходима организация ежегодных профилактических осмотров, и предлагаете инициировать национальную онкологическую программу.
Безусловно, что онкология на сегодняшний день является драйвером развития здравоохранения, олицетворяет в себе системный подход: начиная от ранней диагностики злокачественных образований, работа с первичной сетью, специализированная высокотехнологичная помощь, вопросы реабилитации и паллиативной помощи. Здесь есть все, и за счет этого можно вытащить другие службы и другие неинфекционные заболевания.
В Республике Татарстан построена стройная система взаимодействия онкологической службы и первичного звена, первичных медицинских организаций по раннему выявлению. Основными принципами являются стандартизация исследований, централизация исследований на базе крупных лабораторий и затем персонифицированный учет граждан с отклонениями, когда мы доводим до логического конца всех граждан, у которых во время лабораторных исследований выявлены какие-то отклонения.
В результате нам удалось в три раза повысить выявляемость злокачественных образований по итогам диспансеризации. И в соотношении один к десяти выявляем доброкачественные образования, новообразования, различные виды предраков. А если раки, то выявляем на доклинической стадии, когда это не беспокоит еще пациента.
Безусловно, очень важно совместить вопросы диспансеризации и вопросы медосмотров на промышленных предприятиях. К сожалению, наши граждане проходят несколько раз в течение одного года различные исследования. Сначала профосмотр на предприятии, затем диспансеризацию.
Необходимо каким-то образом совместить эти две системы, сформировать единую базу данных, чтобы она поступала и где-то формировалась, и был бы реестр граждан России по итогам профилактических осмотров. Это позволило бы системно управлять и заболеваемостью, и смертностью.
Мы благодарны Министерству здравоохранения, Веронике Игоревне за то, что в прошлом году было решение, и в этом году мы это почувствовали, произошло увеличение финансирования тарифов по химиотерапии. В этом году диспансер имеет дополнительные 275 миллионов рублей, это позволило нам закрыть ряд очень важных позиций, в частности назначение инновационных химиопрепаратов женщинам с раком молочной железы. И также ряд других локализаций.
В то же время мы понимаем, что стоимость химиопрепаратов постоянно растет, разрабатываются все новые и новые инновационные таргетные препараты, иммунологические препараты. Стоимость тарифов, к сожалению, не успевает за стоимостью этих препаратов.
Поэтому, с одной стороны, мы бы хотели попросить Вас ускорить разработку отечественных таргетных инновационных химиопрепаратов, радиофармпрепаратов. С другой стороны, сформировать какой-то орган, который бы мог объективно оценить эффективность затрат на внедрение какого-либо вида лечения либо какого-либо препарата относительно стоимости и результата.
Серьезную помощь в лечении наших пациентов, конечно, оказывает радиологическая помощь. Это наиболее эффективный с точки зрения затрат и эффективности метод лечения. Почти 50 процентов пациентов со злокачественными образованиями требуют лучевой терапии. В этом отношении я знаю, что во многих регионах имеются определенные сложности. Количество аппаратов лучевой терапии, линейных ускорителей отстает пока от международных стандартов.
Поэтому в связи с этим опять-таки хотелось бы попросить Вас активизировать работу по созданию отечественных аппаратов лучевой терапии, линейных ускорителей и в рамках онкологической программы обеспечить регламентную замену по итогам технологического цикла использования дорогостоящего тяжелого, лечебного и диагностического оборудования. Если эти мероприятия удастся реализовать, то, думаю, те задачи, которые Вы ставите в своем Послании, безусловно, будут выполнены.
В.Путин: Спасибо.
Прежде всего хочу Вас поздравить с результатами. Это ваши результаты, результаты ваших работников, это не может не радовать. Надо тиражировать лучшие практики, в том числе не только в республике, но и по всей России.
Что касается конкретно вопросов, которые Вы сейчас поставили. Первое – это систематизация данных по профилактике. Это может быть эффективно решено только при решении другой задачи, о которой мы уже здесь говорили, – информатизация, цифровизация и информатизация, тогда это будет все укладываться. Вот это одна из программ, на которые мы и собираемся выделять необходимые ресурсы. Когда я сейчас говорил: все счетное, поверьте, там посчитано просто до десятков тысяч, сколько это стоить будет на страну. Будем этим заниматься. Это первое.
Второе. По поводу эффективных препаратов и методик. Насколько я знаю, в Минздраве существует Экспертный совет. Вообще в медицине сегодня, медицина такая сложная стала отрасль, это же не просто таблетку разломать, одному дать от головной боли, а второму – от боли в животе.
Мы походили сейчас, посмотрели, напрямую связано с такими сложными направлениями науки, причем в разных отраслях. А ваша отрасль наукоемкая, наверное, самая наукоемкая. Поэтому определить, что эффективно, что неэффективно могут только специалисты. Экспертный совет такой есть. Единственное, что можно попросить, наверное, Министра, чтобы в Экспертном совете были представлены практики.
В.Скворцова: Владимир Владимирович, мы создали специальный федеральный центр с независимой экспертизой по всем профилям фармакоэкономической и клинико-экономической эффективности. Он работает последние полтора года. Мы Вас приглашаем войти в Совет при этом центре и посмотреть реально, как это все работает уже сейчас.
В.Путин: Вероника Игоревна, надо, мне кажется, не просто одного коллегу пригласить, нужно, чтобы практики просто там принимали участие не только из Татарстана, может быть, из других клиник. Надо посмотреть, человека три-четыре вполне можно включить.
В.Скворцова: Хорошо. Конечно.
В.Путин: Теперь по поводу отечественного оборудования, тем более тяжелого. Мы знаем, что оно появляется, оно в принципе есть. Но совершенно очевидно, что линейка должна быть гораздо шире. Это все оборудование длительного цикла изготовления, разработки, поэтому задача такая в принципе стоит.
Давайте мы ее еще актуализируем, и, конечно, если нужно, даже после нашей сегодняшней встречи можно сформулировать соответствующее поручение Правительству в целом, Министерству здравоохранения и Министерству промышленности, чтобы вместе они двигали более активно, чем до сих пор это было. Но совершенно с Вами полностью согласен, нужно, конечно, иметь свое собственное эффективное, современное и перспективное оборудование.
Прошу Вас.
Ю.Жулев: Уважаемый Владимир Владимирович! Спасибо огромное.
Представлюсь – сопредседатель Всероссийского союза пациентов и президент Всероссийского общества гемофилии Жулев Юрий Александрович.
Простите, так активно просил слова, я здесь единственный за этим столом представитель пациентского сообщества и, конечно, хотелось бы высказать несколько соображений и очень важных позиций.
В.Путин: Стыдно, но я не знал, что у нас есть такое сообщество – пациентское.
Ю.Жулев: Я очень рад, что Вы теперь знаете, и я сейчас в заключение еще раз скажу об очень важном мероприятии, которое мы делаем совместно с коллегами.
Было бы странно, если бы я не говорил о пациентоориентированной модели здравоохранения. Кстати как юрист хочу сказать, что возможно нам в будущем надо рассмотреть и нормативное закрепление этой позиции, этой концепции в действующем законодательстве.
Два очень важных аспекта, которые нас волнуют.
Первое – это действительно взгляд на пациента как на центр системы здравоохранения, на преемственность оказания помощи пациенту, начиная с диагностики и заканчивая, Вы совершенно были правы, когда говорили о проблемах реабилитации. Это разрыв между учреждениями, видами помощи, и в том числе организация, маршрутизация внутри самого лечебного учреждения.
Сейчас Министерство здравоохранения активно, на мой взгляд, правильно продвигает проект «Бережливая поликлиника», в том числе, когда пациент чувствует неустанное внимание медицинского персонала к себе и понимает пошагово оказание медицинской помощи.
Второй момент – крайне важный момент. Вы знаете, технология – это крайне важно, лекарства – это не менее важно. Я бы хотел сказать о некоем гуманистическом моменте – это взаимоотношения «врач – пациент». Вот один из важных принципов. Для меня модель пациентоориентированного здравоохранения – это не пустое слово и не пустой термин, он должен быть наполнен конкретными принципами.
Один из принципов – это взаимоотношения «врач – пациент». Мы должны уходить от взаимоотношений главный и подчиненный к диалогу, к партнерству. Здесь два очень важных момента.
Первый. Вот все эти огромные затраты, которые несет здравоохранение, иногда разбиваются о стену непонимания пациентом своей роли. Пациент должен быть проинформирован, он должен быть действительно партнером в оказании лечебного процесса, потому что он должен знать из чего состоит лечение, какие наши цели, задачи и его роль в этом процессе. Таким образом, мы повышаем эффективность оказания самой медицинской помощи.
Следующий момент – это наличие возможности инструментов у врача к предотвращению конфликтов, должны быть навыки коммуникации с пациентом. Вопросы этики, коммуникации, на наш взгляд, несколько потеряны в образовательном процессе, который сейчас существует при подготовке врачей.
Наше предложение включить в обязательные, подчеркиваю слово обязательные, образовательные стандарты, вернуть принципы деонтологии, этики, коммуникативные навыки общения с пациентом. Это крайне важный момент, потому что этого очень не хватает. Это не моя личная позиция, подчеркиваю.
Я в конце выступления обещал рассказать, в том числе об очень важном мероприятии, которое ежегодно Всероссийский союз пациентов проводит совместно с Министерством здравоохранения, это очень важно. Потому что Вероника Игоревна, по-моему, не пропустила ни одного нашего конгресса.
Мы проводим Всероссийский конгресс пациентов. На этом конгрессе присутствует Национальная медицинская палата – Леонид Михайлович, Общественная палата, присутствуют представители Общероссийского народного фронта. И эта площадка, мне кажется, очень хорошего диалога органов власти, общественных структур, гражданского общества, пациентского сообщества, где мы вырабатываем в том числе те болезненные иногда моменты, которые я сейчас озвучил.
И хочу вам сказать, что, мне кажется, повышение образовательного уровня наших уважаемых врачей здорово бы помогло в повышении качества самой медицинской помощи, помимо того, о чем мы сейчас говорили.
И в заключение хочу Вас поблагодарить, потому что действительно мы чувствуем, что здравоохранение – это приоритет государства, приоритет государственной политики. И те предложения, которые Вы озвучили в Послании, для нас это не просто красивые слова, это вопрос жизни и смерти на самом деле для многих. И их реализацию мы очень ожидаем, потому что прекрасно понимаем, что очень много сделано, но не менее важно двигаться вперед, и еще впереди очень серьезные решения серьезных проблем.
В.Путин: Вам спасибо за Вашу работу. Думаю, что Вы правы, конечно, на это стоит обратить внимание. И тогда, может быть, не будет возникать тех конфликтов, о которых Леонид Михайлович говорил. Здесь ни в коем случае нельзя перекладывать на одну из сторон всю ответственность. Коммуникации должны быть, они должны быть современными, эффективными.
Безусловно, это очень важно, и, наверное, просто формального зачтения клятвы Гиппократа недостаточно, здесь нужна такая системная работа. Но это с Министерством, с Медицинской палатой, наверное. Это одно из направлений деятельности, я так помню, в самом начале Леонид Михайлович мне рассказывал о самой идее создания Медицинской палаты, там тоже это звучало примерно.
Л.Рошаль: Да, сейчас большое значение имеет введение направления конфликтологии. Конфликтология и для пациентов, и для врачей. Это направление, которым сейчас активно стала заниматься Национальная медицинская палата.
В.Путин: Это было изначально, я помню с первых дней, когда Леонид Михайлович мне рассказывал о самой идее создания Медицинской палаты национальной – он тоже об этом говорил.
Прошу Вас.
А.Каприн: Многоуважаемый Владимир Владимирович!
Я онколог, руковожу Национальным медицинским исследовательским центром радиологии, в который вошел один из старейших институтов Европы – Институт имени Петра Александровича Герцена. И я, конечно, хочу Вас, прежде всего, поблагодарить за то, что Вы обратили внимание на онкологию, и за те, в общем-то, векторы направления, которые Вы нам дали.
И, знаете что, очень интересное было тогда решение, которое воплотило в жизнь Министерство здравоохранения с Вероникой Игоревной, – объединение нескольких центров в один. Где-то около пяти лет уже это объединение существует, и это объединение старейшего института в центре Москвы, и в то же время огромного института, который был построен в городе Обнинске. И он сильно очень вооружен в плане радиологического такого пособия.
Понятно, что мы в Москве не смогли бы развернуть такую радиологическую службу, которой удается сейчас оказывать в городе Обнинске, и тиражировать ее, как головному учреждению по регионам. Что интересно для наших коллег, наверное, что наши с вами учителя и предки, понимая это, построили 19–20 свободных каньонов и сейчас мы можем ими воспользоваться для того, чтобы там развернуть, собственно, полигон для испытания отечественной техники. Нам даже каньонов строить не нужно и экономически очень выгодно.
Сейчас Минпромторг там еще нам помогает строить центр доклинических исследований введения новых радионуклидов и линейки таргетных радиофармпрепаратов, которые тоже необходимы в нашей ядерной державе, без этого невозможно. Поэтому мы признательны и хотим участвовать в таких больших объединениях, которые позволяют не затрачивать дополнительные деньги на закупку дорогостоящего оборудования.
Потому что у нас, например, в одном месте кибернож, он стоит полмиллиарда рублей, в другом мест – гамма-нож, он стоит 300 миллионов рублей. Но он настолько не нужен, чтобы их везде тиражировать. Поэтому хочу поблагодарить за такое разумное и бережное отношение к онкологии, к тем затратам, которые на онкологию есть. Мы готовы продолжать и разработку нашей отечественной техники.
В.Путин: Что касается Обнинска, то решение по нему, по созданию такого центра принималось сознательно, имея в виду заделы, о которых Вы сказали. Конечно, в этом смысле у Обнинска огромные конкурентные преимущества, Вы ими пользуетесь в полной мере.
Желаю Вам и дальнейших успехов. Будем, безусловно, поддерживать и все, что в Обнинске сделано и саму идею подобных центров в будущем.
***

Рейтинг: 
0
Оценок пока нет

Интересно

Твердотопливные котлы
Лучшая альтернатива газовому и электрическому теплоснабжению – это твердотопливные котлы отопления, которые работают по методу пиролизной переработки и применяются в системах автономного снабжения теплом. Они позволяют качественно отапливать помещения в зимний период. Сферы применения Именно эти отопительные приборы могут быть установлены и в производственных помещениях, и на объектах сельскохозяйственной деятельности, и в жилых помещениях. Причем в частных домах это оборудование можно использовать круглый год. Главное преимущество – это безопа...

Опрос

Есть ли у вас баня?
Да, есть
29%
Нет, но хочу построить
57%
Нет
14%
Всего голосов: 7